Новая звезда дикого запада

  • stroyboks
  • 08 августа 2015
  • VN:F [1.9.16_1159]
    Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
Новая звезда дикого запада

Художник, резчик, дизайнер и столяр — всеми этими профессиями владеет наша героиня из Монтаны. Миниатюрная Эмбер Джин с золотисторыжими волосами прошла путь от выпускницы университета штата Монтана до рейнджера службы охраны лесов и дичи. Она успешно закончила курсы столярного ремесла и освоила работу со станками и электроинструментами. Сегодня Эмбер Джин почти постоянно живет в своей горной хижине, ежедневно работая в собственной просторной мастерской в Ливингстоне, куда добирается на мощном пикапе-вездеходе.

2015-08-08_10-25-11

В постоянных поисках среди причудливо изогнутых сухих стволов можжевельника Эмбер Джин выбирает будущие детали своих проектов. Из таких кусков изготовлены массивные ножки кровати «Неукротимый дух» (внизу), на резных филенках которой, сделанных из древесины махагони, изображены мустанги — символ американского Дикого Запада.

Как настоящий художник, Эмбер стремится к непрерывному совершенствованию, подчиняя этому все стороны своей жизни. Ее известность как мастера, создающего уникальную массивную мебель и предметы интерьера в духе Дикого Запада, распространилась далеко за пределы Скалистых гор. Постоянный участник ежегодных конкурсов Western Design в штате Вайоминг, она завоевала множество наград, а пять ее работ отмечены специальными призами. Чаще ей приходится выполнять заказы, но она делает изделия и на продажу. Во время нашего посещения ее мастерской она завершала работу над пятью массивными дверями, украшенными резьбой по мотивам Дикого Запада.

Они предназначены для строящегося особняка в Колорадо. Одновременно с ними изготавливалась огромная ореховая скамья с резным рельефом, изображающим стилизованного бизона.

Красота под пылью

Знаменитая кровать из можжевельника и махагони, удостоенная конкурсного приза, которую Эмбер назвала «Неукротимый дух», создавалась под влиянием впечатлений. «История кровати с мустангами начиналась в горах на востоке Монтаны, — рассказывает Эмбер. — Я провела там каникулы, работая вместе с детьми индейцев. Мы жили в вигвамах, спали под звездами и ели у костра. Вокруг росли небольшие деревца можжевельника со скрученными стволами, среди которых паслись мустанги. Когда я начала придумывать предмет, символизирующий Дикий Запад, в котором должны сочетаться сила, суровость, красота и грация, то в первую очередь вспомнила о можжевельнике. А мустанги были пыльными и грязными — совсем не такими, как их показывают в голливудских фильмах. Глядя на них, можно лишь предполагать, какой масти та или иная лошадь, но все они из-за грязи кажутся одинаковыми. Можжевельники тоже выглядят грязно-серыми. Но под пыльным налетом скрываются замечательно яркие цвета — красные, золотистые, белые. Мне показалось необходимым объединить и деревья, и лошадей. Так как частью моих воспоминаний были сны под открытым небом, я решила, что предметом дизайна должна стать кровать».




2015-08-08_10-26-37

кровать из можжевельника и махагони

Но почему кровать такая громадная? Одни только стойки изголовья высотой более двух метров поражают своими размерами! «Меня часто об этом спрашивают, — отвечает Эмбер. — Я говорю, что это воплощение моих впечатлений от Дикого Запала: гор, неба, облаков и простора, которые захватывают. В конце концов, лаже в Европе можно увидеть немало мебели, которая кажется слишком большой. А здесь, в Америке, у нас есть столько гигантских вещей, от сказочных великанов Диснейленда до небоскребов, но вся наша мебель остается маленькой. Мне кажется, большая мебель могла бы стать частью образа Америки. И, кроме того, на все сделанные мной большие предметы мебели всегда находились покупатели».

Поиски материала: драгоценности под грубой корой

Эмбер впервые пришлось иметь дело с необработанной древесиной во время последних каникул в колледже, и это случилось по необходимости. «Мне нужно было срочно выполнить несколько заказов, что часто приходится делать бедному художнику. В моих первых творениях можно разглядеть вынужденную экономию, вызванную нехваткой денег. В качестве дипломной работы мне предстояло делать скульптуру, а у меня не было материала для нее. Я слышала, что местный лесной департамент пролает сухостойные деревья на дрова по незначительной цене, и обрадовалась тому, что всего за несколько долларов смогу купить огромное дерево. С помощью нескольких друзей мы отправились пилить сухие сосны и привезли домой целый грузовик толстых бревен», — рассказывает Эмбер.

2015-08-08_10-27-41

Горные пейзажи Монтаны, где Эмбер находит детали своих проектов среди засохших можжевеловых стволов, заряжают ее энергией и вдохновением (вверху). Она детально разрабатывает концепцию будущих работ на бумаге (справа).

Эти бревна стали началом ее карьеры. Отправившись на автобусе в Сиэтл, она потратила еще двести долларов на киянку и швейцарские резцы, после чего серьезно увлеклась резьбой. Теперь она предпочитает можжевельник, дополняя его орехом или махагони, как в знаменитой кровати.

«Обработка можжевельника чем-то похожа на полировку камня, — говорит Эмбер. — Вы предполагаете, что должно получиться, но часто сталкиваетесь с сюрпризами. Обычно грубые, обветренные, серые снаружи стволы можжевельника на первый взгляд могут показаться непривлекательными. Но стоит только слегка углубиться в их поверхность, как вы обнаружите под ней красивую древесину, похожую на самоцветы».

2015-08-08_10-30-20Хотя Эмбер может без труда получить разрешение на заготовку сухостойных и упавших деревьев в окружающих федеральных лесах, она предпочитает иметь дело с частными землевладельцами. «Я просто прошу у хозяина разрешения, — замечает она. — Потом я начинаю искать интересные куски. Некоторые из них, имеющие необычную форму, стоит отложить про запас, даже если я еще не знаю, что с ними делать. А если у меня есть незавершенная работа и я точно знаю, что для нее нужно, например, толстый чурбак с суком или развилкой, тогда пытаюсь подобрать кусок, который идеально впишется в проект. Для своих ламп я часто использую столбы от старых заборов, но они имеют совершенно иной характер и значение в этих проектах, и обычно у меня не поднимается рука портить их вил электроинструментами, гвоздями и скобами».

Собранные стволы можжевельника, как правило, имеют скрытые дефекты, и Эмбер обычно обнаруживает их только в процессе работы. «Имея дело с упавшим деревом, нельзя быть уверенным в качестве материала. Вы должны быть готовы к тому, что в самых красивых и ответственных деталях может встретиться гниль, делающая их совершенно непригодными. Иногда ее можно удалить, и получившийся дополнительный изгиб или выемка добавят привлекательности проекту. В некоторых случаях часть выветренной посеревшей древесины на поверхности деталей я оставляю нетронутой, чтобы люди не забывали, из чего это сделано». Еще одна проблема — древесные жуки. «Как-то давно я отправила в галерею одну работу, слегка зараженную личинками. Я думала, что они погибнут под слоем отделки, — вспоминает Эмбер. — Через несколько дней мне позвонили, сказав, что из моей работы выползают мелкие жучки. Пришлось срочно ехать в галерею. Купив по дороге инсектицидный препарат в аэрозольном баллоне с тонкой трубчатой насадкой, я долго впрыскивала его во все ходы жуков. Теперь я внимательно осматриваю древесину и выбрасываю ее, если подозреваю, что в ней завелись жучки.

Большая часть коры на сухих можжевеловых стволах со временем отваливается сама собой. Остатки коры и грязь я удаляю с помощью мойки высокого давления. После этого поверхность можно обрабатывать шлиф- машиной. Для расчистки трещин удобнее пользоваться бормашиной. Затем шлифую вручную наждачной бумагой № 220. Если на детали есть участки, к которым будут прикасаться рукой, продолжаю шлифовать, переходя к № 440. Тогда люди будут непременно поглаживать это место, наслаждаясь приятным ощущением».

Как уверяет Эмбер, влажность материала не имеет значения, если речь идет о можжевельнике. Сухой климат Монтаны, солнце и ветер стабилизируют древесину к тому времени, когда она будет использована.

Сочетание разных пород

резная дверь, резьба и дверь

Резной растительный мотив, словно продолжая расти, выходит за ограниченную рамой область двери, изготовленной Эмбер Джин.

Иногда Эмбер склеивает из можжевельника большие щиты с разноцветными участками, тщательно подбирая рисунок. Красные полосы изображают закат, а светло-желтые обеспечивают контраст. Два основных цвета уравновешиваются небольшими пятнами серой древесины, подобно тому, как горы Монтаны отделяют небо от долин. Эмбер впервые попробовала работать с традиционными «мебельными» породами во Флориде, где разработала и изготовила большую резную дверь из древесины махагони для частного коллекционера. Затем тот же заказчик предложил ей вырезать из такого же материала тотемный столб по мотивам рисунков майя. «Махагони отлично режется, — говорит Эмбер, — и его цвета так удачно дополняют тона сухого можжевельника, что лучшего сочетания не найти».

 

2015-08-08_10-31-12

Для придания резьбе объемности Эмбер фрезерует фон вокруг центральных элементов на глубину 12 мм.

Эмбер выбирает фон для резьбы на глубину 12 мм с помощью фрезера, поэтому заказывает доски толщиной 32 мм. Для больших деталей, таких как доска изголовья для кровати с мустангами, приходится склеивать щиты, чтобы получить заготовки нужной ширины. «Людям кажется, что такие детали делаются из целого куска древесины, — смеется Эмбер, — и когда они спрашивают меня об этом, я отвечаю — да, это один большой кусок, склеенный из маленьких кусочков».

Когда впервые потребовалось соединить детали кровати из ровных досок и кривых можжевеловых стволиков, Эмбер была озадачена. Было практически невозможно выровнять одну сторону детали из можжевельника, чтобы она плотно прилегала. А если добиться этого, стык выглядел неестественно, и вид кровати менялся до неузнаваемости. Эмбер отправилась учиться к опытным столярам. «Причерчивание! Вот что требуется для плотной стыковки криволинейных форм. Этот старинный метод до сих пор успешно применяется многими мастерами», — поясняет она. Контуры кривых деталей каркаса из можжевельника были перенесены на края резных панелей из махагони, затем выпилены электролобзиком и отшлифованы.

На рисунке показано, как собираются детали изножья. Массивность кровати требует применения больших шурупов-глухарей.

2015-08-08_10-32-07

Отделка в духе Дикого Запада

Полки, заставленные банками с отделочными средствами, отражают художественный подход Эмбер к созданию своих творений. Одна из них заполнена десятками различных емкостей с разноцветными морилками. На другой хранятся художественные масляные краски. Остатки использованных составов и следы экспериментов по подбору новых оттенков видны повсюду.

2015-08-08_10-35-51

В своей горной хижине Эмбер Джин украшает резьбой детали будущего стола с мотивами рыбной ловли. Масляные краски в сочетании с морилками выделяют изображения рыб, но текстура древесины остается видимой.

«Мой способ тонирования больше напоминает традиционную масляную живопись на холсте, — объясняет Эмбер. — Сначала я использую масляные краски, точно так же, как художники делают так называемый подмалевок, потом наношу масляную морилку поверх них. Часто я смешиваю морилки, добиваясь нужного оттенка. Это больше похоже на лессировку, чем на окрашивание, и цвета, наслаиваясь друг на друга, постепенно усиливаются». «Иногда я лаже обугливаю древесину, чтобы получить черный цвет, — продолжает она. — При работе над большими часами у меня не было времени на тщательную шлифовку. Поручив это сделать приятелю, я была обескуражена его работой: он сделал все неправильно, и мне оставалось лишь выбросить почти готовую вещь. Следующим вечером он снова пришел ко мне в мастерскую и, сказав только: «Их нужно опалить», взял в руки пропановую горелку. Итак, мы оба вооружились горелками и стали обжигать древесину, потом смачивать, затем снова обжигать. То, что получилось, выглядело великолепно — угольно-черные и белые полоски перемежались на красном фоне. Поверхность стала вдесятеро лучше, чем была, благодаря насыщенному черному цвету. Мне хотелось, чтобы почерневшие участки казались покрытыми сажей, о которую, прикоснувшись, можно испачкать руки, поэтому начала экспериментировать с составами для отделки, остановившись, в конце концов, на «датском» масле, которое наносила обычным распылителем, используемым для опрыскивания цветов. Обожженная древесина пропитывается им глубоко».

2015-08-08_10-37-12

Эмбер Джин накладывает несколько слоев морилки разных цветов, добиваясь получения нужного оттенка в законченной резной дверце.

Чтобы максимально сохранить естественные цвета древесины, а также последующее тонирование, Эмбер проводит отделку в два этапа. Сначала наносит распылением несколько слоев «датского» масла и выдерживает до полного высыхания. Затем покрывает изделие двумя слоями алкидномасляного лака, создающими надежную защиту на многие годы.

2015-08-08_10-38-47

РЕЗЬБА НА МЕБЕЛИ: шесть инструментов для выполнения работы

Эмбер Джин недоумевает, почему не все столяры хотят заниматься резьбой. Она уверена, что даже небольшие резные участки способны улучшить многие предметы мебели, например, края крышки стола. На фото показаны шесть ее любимых резчицких инструментов и следы, которые они оставляют.

2015-08-08_10-34-02

Возможно, Вас заинтересует:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.